Трудности перевода

03.05.2019

 00432.jpg

Богослужения пятницы Светлой седмицы отмечены особым последованием в честь Пресвятой Богородицы ради Ее «Живоносного Источника». Честнейшая Херувим, Благодатная Дева, Матерь Бога нашего – все эти именования Царицы Небесной полны глубочайшего смысла и имеют основания в Священном Писании. Именно поэтому так важны бывают каждое предложение, каждое слово в этих текстах. Именно поэтому столь большое внимание уделялось и уделяется труду толмачей-переводчиков, которым доверяется перекладывать Библию на другие языки. Ведь бывает, что разные переводы одного и того же отрывка на один и тот же язык могут разительно отличаться не только стилем изложения, но и своим смысловым содержанием. Давайте посмотрим, как предпринятые различными деноминациями и деятелями переводы Священного Писания порой искажают восприятие Богородицы, да и вообще феномена святости.


Эта заметка не претендует на всеохватность. речь в ней пойдет не о всех мариологических местах Библии во всех русских переводах Писания, а только о двух переводах и двух стихах из Евангелия от Луки, ибо первая глава этого Евангелия является, пожалуй, одной из самых мариологических в Библии.

Некоторое время назад вышел новый полный русский перевод Библии под редакцией М.П. Кулакова (так называемая Заокская Библия). Мы не будем здесь рассуждать о достоинствах и недостатках этого перевода, заметим только, что со стороны православных наиболее подробную критику этого перевода дал протоиерей Олег Стеняев. Разумеется, конфессионализм свойственен любому переводу, и трудно было ожидать, что адвентистский перевод Писания не будет нести на себе печати особенностей адвентистской догматики. Но в данном случае речь пойдет об эпизоде, связанном не столько с адвентизмом, сколько с различиями в православном и протестантском восприятии Матери Иисуса Христа.

Вот перевод двух стихов – в синодальном и «заокском» вариантах: «Радуйся, Благодатная! Господь с Тобою; благословенна Ты между женами»; «Радуйся! С тобой Господь, ты удостоилась Его особой милости» (Лк. 1. 28). И: «Призрел Он на смирение Рабы Своей, ибо отныне будут ублажать Меня все роды»; «Он удостоил вниманием рабу Свою, такую ничтожную. И отныне все поколения (людей) будут называть меня блаженной» (Лк. 1. 48).

Мы сейчас намеренно отвлекаемся от того, что два перевода сделаны с разных редакций греческого текста – так называемая «византийская редакция» в случае синодального перевода, и издание Нестле-Аланда в случае адвентистского. Мы также абстрагируемся от того, что одни и те же слова Писания можно по-разному перевести – и разные переводы будут корректно отражать оригинал. Обратим внимание только на то, сколь разный смысл заложен в этих переводах.

Как известно, православные верят в то, что спасение человека есть результат его свободного сотрудничества с благодатью Божьей и представляет собой освящение человека, его реальное, онтологическое соединение с Богом. Протестанты со времен Реформации делают главный акцент на ином: человек не сотрудничает с благодатью (или такое сотрудничество весьма ограничено), и его спасение – это, в первую очередь, не освящение, а оправдание, которое рассматривается как юридическое аннулирование грехов, поэтому в первый же момент оправдания протестант может быть уверен, что он спасен. Выходит, альтернатива такова: или «демократическое освящение» Православия, или «тоталитарное оправдание» протестантизма. При этом Православие учитывает и момент оправдания, прощения грехов, но для него этого слишком мало, чтобы действительно быть в раю с Христом, необходима реальная причастность Богу.

Отсюда следует, что для православных возможно почитание святых, молитвы им. Спасение не гарантировано, и молитвы святых помогают в спасении; святые – сосуды благодати, и их почитание – это путь к соединению с Христом. Для протестанта почитание святых невозможно, ибо бессмысленно. молиться им не надо, так как это не нужно для спасения – оно уже есть. Святые для протестантов не есть сосуды благодати – они просто грешники, грехи которых амнистированы. Поэтому в протестантизме святы все и никто не свят в смысле реального обожения, полнейшего преображения нашей природы Богом. Реформация рассматривает святость как чисто номинальный статус помилованного Богом. В таком случае странно было бы чтить святого, ибо это все равно, что чтить себя самого.

Любой спасенный протестант, по его убеждению, принципиально ничем не отличается от любого святого, будь то даже сами апостолы. Соответственно, протестанты утверждают, что святые не слышат на небесах молитв, обращенных к ним, и вряд ли знают о том, что происходит на земле, примерно как рядовой последователь Реформации, т.к. святость не есть глубинная причастность Богу.

В вышеприведенных переводах стихов Евангелия от Луки сразу чувствуется это различие в сотериологии – науке о спасении. Для синодального перевода Дева Мария «Благодатная», то есть наполненная благодатью. Удостоенная благодати не по принципу «непреодолимости» и «предопределения», когда Богоматерью могла бы стать любая девушка на земле в любое время человеческой истории, но обретшая благодать в своем сотрудничестве Богом и посему оказавшаяся достойнейшей. Для Православия это существенно: да, у человека нет заслуг перед Богом и нельзя «заработать право» быть Матерью Спасителя; однако и причиной Благовещения является не только милость Божья, но и чистота самой Девы, иначе не нужна та кропотливая работа Промысла, которую мы видим в ветхозаветной истории.

Адвентистский перевод (как и другие протестантские переводы на русский) обращает внимание на иное: Дева облагодатствована, помилована Богом, но Она не становится непорочнейшим и величайшим сосудом благодати; Она просто объект помилования, и объект пассивный – могли бы помиловать и кого-то другого, и у другой еврейской девушки аннулировать грехи, но вот выбор пал на нее. Она не сосуд, а канал воплощения – просто русло реки, через которую в мир пришел Христос. но само русло оказалось фактически не затронуто водой благодати. Глагол «удостоилась» здесь говорит не о достоинстве самой Марии, но только о достоинстве благодати, об исключительной Божественной активности.

Номинальная святость, в которую верят протестанты, видна и здесь: Дева Мария для них – как бы номинальная Богоматерь, а не реальная. Она причастна Боговоплощению ровно настолько, насколько водопроводный кран был бы причастен утолению жажды в тот момент, когда через него Бог подавал бы воду; и для протестантов этот момент ограничен только Благовещением и Рождением Христа – сразу после этого благодать через Деву перестала проистекать. Тут можно видеть явное сходство с пониманием протестантами и святости вещественных святынь: они говорят, что когда молятся в храме, то там присутствует благодать, а когда не молятся, то благодати нет.

В переводах обсуждаемого стиха из Евангелия (Лк. 1. 48) мы видим то же различие: православный перевод говорит, что Бог посмотрел на смирение рабы Своей и ее будут «ублажать» (почитать, прославлять как блаженную) все поколения людей. Адвентистский перевод опять делает акцент на активности только Бога: Он посмотрел на ничтожность Марии, то есть человек исключительно пассивен и не может быть причастен к обретению благодати, в нем самом для этого нет никакой причины совершенно, и смирение Девы не может быть причиной Благовещения. Поэтому никакого почитания Богоматери как Блаженной нет, а просто люди будут называть ее блаженной, признавая исторический факт, что через Нее воплотился Господь, и вспоминая, что о ней написано в Библии.

здесь просматривается различие в понимании причастия православными и большинством протестантов: для нас это соединение с Христом, для протестантов – только воспоминание о Христе. Так и в этих переводах евангельского стиха: в православном переводе чувствуется вера в то, что мы можем быть реально причастны Христу через причастие (почитание) благодати, проистекающей через Пресвятую Деву. В адвентистском переводе остается только воспоминание о том, что Бог стал человеком через помилование Девы, юридическое уничтожение ее грехов, амнистирование, то есть от православного почитания Богоматери сохранилось только номинальное причастие номинальной благодати девы, ибо в святость как соединение с Богом протестанты не слишком-то верят даже в случае Богородицы.

И не случайно многим из них не нравится даже само именование Пречистой Девы Богородицей, ибо оно напоминает о том, что Дева Мария соединилась с Богом больше кого бы то ни было из людей – Она стала Его Матерью, и потому несравненная благодать во все времена христианской истории подается Богом через Ее молитвы.

Таким образом, почитание святых для православия – это не превознесение тварных человеческих добродетелей (что было бы идолопоклонством) и не смешивание человеческих усилий с божественной благодатью, но исключительное почитание нетварной благодати, которую стяжали святые и которую Господь до сих пор дарует благодаря им.

Константин МАТАКОВ

В основе материала –
публикация журнала «Брянские миряне»


Как помочь нашему проекту?

Если вам нравится наша работа, мы будем благодарны вашим пожертвованиям. Они позволят нам развиваться и запускать новые проекты в рамках портала "Приходы". Взносы можно перечислять несколькими способами:

Yandex money Яндекс-деньги: 41001232468041
Webmoney money Webmoney: R287462773558
Sberbank money На карту Сбербанка: 4279380016740245

Также можно перечислить на реквизиты:

Автономная некоммерческая организация «Делай благо»
Свидетельство о регистрации юридического лица №1137799022778 от 16 декабря 2013 года
ИНН – 7718749261
КПП – 771801001
ОГРН 1137799022778
р/с №40703810002860000006
в ОАО «Альфа-Банк» (ИНН 7728168971 ОГРН 1027700067328 БИК 044525593 корреспондентский счет №30101810200000000593 в ОПЕРУ МОСКВА)
Адрес: 107553 Москва, ул. Б. Черкизовская д.17
Тел. (499) 161-81-82,  (499) 161-20-25

В переводе указать "пожертвование на уставную деятельность".

Если при совершении перевода вы укажите свои имена, они будут поминаться в храме пророка Илии в Черкизове.