Кто оставит добрый след?

07.10.2019

Средняя_Тойма_2.jpg

В средней из трех деревень с одинаковыми названиями построили храм, которого там не было даже в дореволюционное время. Что побудило людей с далеко не избыточными доходами жертвовать на церковь, в том числе и деньги, заработанные большими рудами «на северах», почем дети желают храму «подрасти», а прихожане постарше церковь во имя преподобного Сергия Радонежского почитают также и богородичной? Об этом Наталья Чернова-Дресвянникова узнала во время путешествия в Среднюю Тойму в Кировской области.

 

Ледяное стояние

Маленький мальчик бежал по деревенской улице, громко плача, спотыкаясь и падая. Его мама занималась стиркой, но, услышав сынишку, поняла, что случилась беда, и несмотря на осенний холод в одном лишь платье выбежала навстречу. Мальчуган, еще не научившийся толком говорить, размазывая по лицу слезы, указывал в сторону речки Тойменки: «Танька! Танька!»

Позже выяснилось: четырехлетняя Таня и трехгодовалый Алеша, гуляя, вышли к реке, которая недавно схватилась льдом. Кто-то из заядлых рыбаков уже сделал прорубь. Случившаяся накануне ночью метель занесла ее снежной пеленой, и девочка, не видя опасности, провалилась под лед. Благо, речка в том месте была мелкой, и Таня стояла на дне, но по горло в ледяной воде. Братик тщетно пытался ее вытащить, пока сестра не отправила его за помощью: «Беги к мамке!»

Прошло более часа, пока взрослые нашли девчушку. В полуобморочном состоянии ее унесли в тепло и мысленно попрощались с ней: не сможет детский организм вынести такого испытания. Но Танюша не умерла. Проболев всю зиму воспалением легких, весной она выздоровела и летом вновь бегала с братишкой на Тойменку купаться и собирать для кур ракушки. Но ледяное стояние, кажется, закалило ее характер: чтобы с нею ни происходило в дальнейшей жизни, она все преодолевала, потому что умела терпеть.

За плечами Татьяны Викторовны Альчиковой, той самой девчушки, – большая жизнь с подчас крутыми поворотами. Одной из важных вех этой дороги стало строительство церкви во имя преподобного Сергия Радонежского в деревне Средняя Тойма Вятскополянского района Кировской области.

 

Решили построить церковь

В июле 2019 года, на праздновании пятилетия со дня освящения Сергиевской церкви, прихожане вспоминали историю их общины: «Душа человеческая по природе своей христианка, а потому тянутся люди к вере Христовой. Стали мы просить батюшку Бориса (протоиерея Бориса Бабушкина, служащего в Успенском храме села Слудки) взять Среднюю Тойму в свое окормление. А собираться для служб где? У семейных людей стеснительно, у болящих и одиноких обременительно. Людмила Шевкунова предложила встречаться в библиотеке».

«Мы даже основали клуб "Возрождение", – подтверждает заведующая библиотекой Анна Васильевна Альчикова. Вместе с батюшкой составили план работы, в котором основное место отводилось богослужению и беседам на религиозные темы, которые проводил отец Борис. Главной задачей определили возрождение православных традиций. Хоть и не было никогда в нашей деревне храма, но до революции большая часть жителей исповедовала Христа. И богата была наша малая родина. А сейчас что? Запустение, тревога за будущее, молодежь уезжает в города… Решили: возродим Православие здесь – возродим и деревню!»

0090306-27.png

«Батюшка после служб никогда сразу не уезжал. Отвечал на все вопросы прихожан, а потом вместе пили чай за одним большим столом. Вскоре все мы так сдружились, что уже друг без друга и жить не могли. А потом стали замечать, что и у детей наших жизнь лучше стала, правильнее, спокойнее, — хорошо помнит это время Людмила Федоровна Суханова. – Так молитвы о родных помогали. В какой-то год дождя не было все лето. Мы собрались на молебен, и дождь пошел! В Вятских Полянах не было, а у нас хорошо полило. После этого случая тойменский приход существенно пополнился, и в деревенской библиотеке нам стало тесно».

Средняя_Тойма_6.jpg«Решили построить маленький храм с колокольней, — вступает в разговор Людмила Брунгард, — но сомневались, хватит ли средств и сил. Хоть и большие наши деревни Нижняя, Средняя и Верхняя Тоймы, но пожертвования тяжело собирались. В некоторых домах говорили, что до революции деревни еще больше были, а народ богаче, и то церковь не строили, что уж говорить о теперешнем пенсионном народе. Где-то натыкались на язычников. Были и такие дома, где нам прямо говорили, что в Бога не верят, а нас мошенниками считают».

Тем не менее, каждый делал, что мог. И ведь, оказывается, очень многое может даже один человек. Никто не смог вспомнить отчества и фамилии рабы Божией Ольги, которая ушла в мир иной вскоре после завершения строительства церкви. Много лет она проработала директором детского дома в поселке Сосновка, и ее опыт как руководителя пригодился и в Средней Тойме.

«Она нас постоянно дергала, — вспоминают с улыбкой мои собеседницы. – Пишите, говорит, заявление, что нужно. Обязательно выбью!». И правда: просим дать щебень – она идет с прошением по конторам, с кем-то договаривается, и щебень привозят. Именно она настояла на том, чтобы разбить по периметру церковной территории большие клумбы. Сегодня радуемся, что послушались: цветов-то сколько растет, а без них пусто бы смотрелось».

Работа по строительству храма сблизила не только женщин, но и их семьи. Например, поклонный крест устанавливали молодые ребята. «Мой сын с Мишей Горынцевым и Колей Косяковым потрудились», – говорит Людмила Суханова. Крест на пустыре, заросшем кустами, смотрелся символично: искорка Православия в деревнях, «заросших» безбожием и язычеством. «Все очистили за один день, когда отец Борис обрадовал нас, что договорился о молебне перед Великорецкой иконой святителя Николая, которую в тот год привезли в Вятские Поляны», – говорят они.

С того дня прошло около десяти лет, но и сегодня те, кто встречал чудотворный образ на тойменской земле, не могут сдержать слез умиления: тогда каждый почувствовал, что «угодник преизрядный Господень» благословил их на продолжение богоугодного дела строительства храма.

В это время в завятской лесной стороне рубили сруб для церкви, деньги на который пожертвовала Татьяна Альчикова.

Сама Татьяна Викторовна в разговоре не участвовала, мыла посуду после праздничной трапезы. Поэтому я решила поговорить с ней дома.

 

Мечта о храме

Дом Татьяны Альчиковой стоит если не в медвежьем, то уж точно в комарином углу Средней Тоймы. Добраться до него не просто: сначала придется петлять по вытянувшимся длинными линиями вдоль автомобильной трассы улицам, потом спуститься к подножию холмов, а дальше долго блуждать без провожатого. Меня же выручил отец Борис, решивший вместе со мной навестить свою прихожанку.

Мы шли по луговой дороге, любуясь настоящим пасторальным пейзажем: кругом цветы, раскидистая ива загляделась на свое отражение в зеркале водной глади; какая-та птаха пустилась от нас наутек и юркнула в речные заросли. Картины родной вятской природы разбудили в моем спутнике воспоминания. Оказывается, отец Борис родился в соседней деревне Нижняя Тойма в многодетной православной семье.

«Мечта о храме на родине появилась у меня еще в начале 2000-х годов. Я в то время служил в городе Малмыже и был благочинным, – рассказал по дороге батюшка. – Сердце кровью обливалось при виде оскверненных церквей в округе. Их бы возродить, уж не до строительства новых… Но однажды вятскополянский предприниматель Валерий Иванович Смолюк попросил меня съездить с ним в Вятку, чтобы освятить квартиру родственника. Поехали. За окном автомобиля проплывают вятские городки и села. Везде восстанавливаются храмы: где-то светится новенький крест над куполом, а где-то поруганная святыня одевается строительными лесами. Чувствуется пробуждение духовности. Я говорю вслух: "Какую память о себе оставили те, кто эти церкви ставил, и какая память будет о тех, кто их восстанавливает!" Обращаюсь к моему спутнику: "А не хотите ли и Вы оставить добрый след? Что, если нам с Вами храм построить в Средней Тойме?"».

DSC0536.jpg

Пока Валерий Иванович обдумывал батюшкино предложение, Татьяна Викторовна получила деньги от продажи квартиры в городе Мегионе Ханты-Мансийского автономного округа и отдала значительную часть отцу Борису со словами: «Давно мечтаю, чтоб в моей Тойме церковь стояла».

Можно представить, как обрадовался батюшка: вот он, знак свыше! Но в то же время опасался, а вдруг пожертвований больше не будет, и строительство храма остановится в самом начале?

«Все было, – вспоминал о том времени отец Борис, – и сомнения, и уныние, а порой и отчаяние, но молились, и все устраивалось. Появились благотворители Валерий Смолюк и Павел Филимонов. Но какой бы щедрой ни была их материальная помощь, без прихожан ничего бы с места не сдвинулось».

Тем временем мы добрались до деревенской усадьбы. По тучам комарья и тинному запаху стало ясно, что находится она в пойменном месте. В окно, украшенное резными наличниками, выглянула черноволосая женщина лет шестидесяти. Помахала нам рукой и вскоре появилась в воротах, приглашая зайти внутрь.

 

Бог хранил

Все постройки: хлев, сарай, баня да и сам дом выглядят солидно, лет эдак на сто. Оказалось, что усадьбу купил отец Татьяны Викторовны в начале 2000-х годов, когда решил вместе с женой после скитаний по северам перебраться на родину. «Родители мои тойменские, – начала свой рассказ хозяйка, – но папа очень любил путешествовать, поэтому при первой возможности уехал на работу в Сибирь. Мне было тогда девять лет. Когда отец вышел на пенсию, он сюда вернулся. Мечтал все здесь перестроить, благо, руки золотые, но не пришлось: умер через два года. Мама осталась одна и заболела, обнаружилась гангрена. Мне пришлось бросить на Севере все нажитое и приехать на Вятку, чтобы за ней ухаживать. Надеялась, что мама поднимется и вместе с другими бабушками в церковь будет ходить. Для нее же старалась…»

Татьяна Викторовна не помнит, как ее крестили. По рассказам родственников, крестила бабушка (в округе тогда не было священника), которая воспитывала в вере своих внуков. Читала им Библию, учила молитвам, и Таня всегда чувствовала, что Бог ее хранит. Он помогал ей в учебе, в работе, спасал от гибели. Кроме того случая в раннем детстве, навсегда запомнилось такое событие. Однажды, в конце восьмого класса, Татьяна шла по железнодорожным путям и повторяла про себя ответы на вопросы экзаменационных билетов. Так погрузилась в себя, что не услышала гудок приближавшегося сзади тепловоза. Еще мгновение – девушка оказалась бы под колесами многотонной махины. Вдруг кто-то невидимый одернул Таню за плечо, она очнулась и буквально в последнюю секунду отскочила в сторону. Потом долго лежала на земле под железнодорожной насыпью, провожая взглядом высунувшегося из окна кабины машиниста с белым от ужаса лицом…

Девяностые годы стали лихими и для Татьяны. Она работала в вахтовых поселках нефтяников поваром, кормила буровиков в глухой тайге. Условия работы тяжелейшие, начались перебои с обеспечением, так что иной раз приходилось готовить «кашу из топора». Настоящего мужества требовали авиаперелеты к месту работы. Однажды за вахтовиками прилетела «девятка» – большой грузовой вертолет, который и людей заодно перевозил. В тот памятный день летчики подцепили к машине балок (вахтовый дом). Набрали высоту, и вертолет затрясло. «Мы сломались, – спокойно ответил пилот на вопросы пассажиров, – постараемся сесть на землю». И сели! Никто не пострадал, даже тот злосчастный балок, хотя случаи падения и гибели людей случались в то время довольно часто. Татьяна Викторовна уверена: спаслись потому, что она молилась.

Еще с детства помнила Татьяна православные молитвы, и не случайно, что именно ей доверили чтение псалмов в открывшемся в Мегионе в 2004 году храме. Так что в родную Тойму Альчикова вернулась воцерковленным человеком.

886708-23.png

После смерти мамы Татьяна Викторовна особенно сдружилась с бабушкой Лизой Шведчиковой. Все было в жизни этой простой русской женщины: голодное деревенское детство, слезы матери после похоронки на отца, колхозная юность с трудоднями вместо зарплаты, взрослая жизнь в постоянной работе, потом – полунищенская пенсия, болезни и обиды…

Но был у нее Бог, Которого она благодарила за все, скорбное и радостное. Единственно, о чем переживала бабушка Лиза, так это о том, что к своим восьмидесяти годам почти ослепла и не могла добраться до городского храма. Вот и захотелось Альчиковой помочь ей и другим тойменским старушкам, чтобы могли они молиться в своей церкви.

«А какая молитвенница была бабушка Лиза, – вспоминала Татьяна Викторовна. – Всегда со слезами молилась. Однажды она плохо себя чувствовала и на службу в дом, где вначале собирались, не пришла. Отец Борис сказал, что без нее не будем начинать, так что пришлось мне за ней сбегать. Я часто к ней приходила домой, и мы вместе молились, читали Евангелие».

К сожалению, не дожила Шведчикова до тех дней, когда зазвучала молитва в тойменском храме. В 2008 году погибла в собственном доме во время пожара…

 

Богородичный храм преподобного Сергия

Вспомнили мы день освящения храма. 18 июля 2014 года здесь собралось множество верующих не только из трех Тойм – деревень, расположенных одна за другой на пути к Вятским Полянам, но и из Малмыжа, Казани, Ижевска, Москвы. В торжестве, которое возглавил тогдашний епископ Уржумский и Омутнинский Даниил, участвовали несколько священников. День выдался пасмурным, холодным, с утра моросил дождь, но в момент окончания службы свинцовая завеса на небе словно разорвалась, и золотой солнечный поток хлынул на землю, согревая молящихся. В толпе раздались радостные возгласы: «Это преподобный Сергий нас благословляет!»

Нужно сказать, что изначально храм задумывался как церковь в честь Державной иконы Пресвятой Богородицы. «Я убежденный монархист, – объясняет отец Борис, – и поэтому Державный образ Божией Матери – одна из самых почитаемых мною икон. Она явилась в Коломне в день отречения Государя Николая II от престола, а значит, Сама Богородица взяла на себя заботу о России. Дважды я получил благословение на строительство этой церкви. Сначала владыка Хрисанф сказал: «Дело нужное, в нашей епархии таких храмов еще не было». После его кончины с готовым проектом пришел к митрополиту Марку, и он тоже его одобрил. Не случайно наш иконостас выполнен в форме императорской короны, и на месте храмового образа находится именно Державная икона. Но окончание строительства пришлось на 2014 год, в который отмечалось 700-летие рождения Игумена земли Русской, и указание освятить новый вятский храм во имя преподобного Сергия Радонежского стало для нас неожиданностью».

Средняя_Тойма_7.jpg

Меня заинтересовало, как сегодня воспринимают посвящение преподобному Сергию Радонежскому своего храма его прихожане. Мои собеседники оказались единодушны: «Все произошло по воле Божией, но мы все-таки считаем нашу церковь Богородичной. Матерь Божия в ней главная. А успокоились тем, что рассудили: преподобный Сергий при жизни был удостоен явления Пресвятой Богородицы. Она руководила им, подкрепляла и наставляла. А он служил Ей, устрояя среди радонежских лесов обитель Святой Троицы. Наши Тоймы – это та же пустынь, которую нужно духовно возрождать, что, надеемся, и произойдет при помощи Царицы Небесной и святого Сергия».

Вечером я долго не могла уснуть. Так бывает, когда минувший день насыщен сильными впечатлениями. Перед глазами вставали добрые лица прихожан, искренняя радость деток, с восторгом идущих крестным ходом вокруг храма. Многие из ребят – ровесники этой церкви, а значит, им суждено расти вместе. Вспомнился мальчик Саша, который размышлял, каким станет храм через несколько лет: «Наверное, тоже подрастет, ведь в будущем сюда будет приходить много людей, и церковь придется расширить».

Устами младенца глаголет истина... Как бы хотелось, чтобы тойменский храм собирал под своими сводами всех жителей округи. Матерь Божия, по молитвам преподобного Сергия помоги!

Наталья ЧЕРНОВА-ДРЕСВЯННИКОВА

Публикация газеты «Вятский епархиальный вестник»


Как помочь нашему проекту?

Если вам нравится наша работа, мы будем благодарны вашим пожертвованиям. Они позволят нам развиваться и запускать новые проекты в рамках портала "Приходы". Взносы можно перечислять несколькими способами:

Yandex money Яндекс-деньги: 41001232468041
Webmoney money Webmoney: R287462773558
Sberbank money На карту Сбербанка: 4279380016740245

Также можно перечислить на реквизиты:

Автономная некоммерческая организация «Делай благо»
Свидетельство о регистрации юридического лица №1137799022778 от 16 декабря 2013 года
ИНН – 7718749261
КПП – 771801001
ОГРН 1137799022778
р/с №40703810002860000006
в ОАО «Альфа-Банк» (ИНН 7728168971 ОГРН 1027700067328 БИК 044525593 корреспондентский счет №30101810200000000593 в ОПЕРУ МОСКВА)
Адрес: 107553 Москва, ул. Б. Черкизовская д.17
Тел. (499) 161-81-82,  (499) 161-20-25

В переводе указать "пожертвование на уставную деятельность".

Если при совершении перевода вы укажите свои имена, они будут поминаться в храме пророка Илии в Черкизове.